Запись по телефону
8 813 68 550 60
присоединяйтесь:
vkontakte

 

Новости все новости

 Что такое инфаркт Инфаркт представляет собой одну из разновидностей ишемической болезни сердца. Приступ происходит из-за недостаточного или полностью прекращенного кровоснабжения миокарда. Самой распространенной причиной такого эффекта являются тромбы, которые образуются в кровеносных сосудах. Острая боль в области сердца может быть абсолютно внезапной. В зависимости от степени локализации человеческий организм способен вернуться к жизни или наступает […]

В целях улучшения и сохранения гинекологического здоровья женского населения и решения актуальных проблем современной гинекологии, повышения образовательного уровня врачей-специалистов на основании приказа Министерства здравоохранения Российской Федерации от 29 апреля 2017 № 271 в Москве с 6 по 9 июня 2017 года состоялся XXX Юбилейный международный конгресс с курсом эндоскопии «Новые технологии в диагностике и лечении гинекологических […]

СЕСТРИНСКИЙ УХОД В ВОЙНАХ РОССИИ XIX–XX ВЕКОВ

Традиционно на Руси и в России война считалась делом только военных. До 1812 г. в военных конфликтах мирное население не принимало никакого участия. Тем более участие женщин в военных действиях считалось недопустимым и даже позорным для мужчин. Ментально женщина воспринималась в обществе как объект для защиты, а не как воин.

Впервые российские женщины участвовали в Крымской войне (1853–1856) с целью медицинского ухода за ранеными. Инициаторами этой акции были христианские общины сестер милосердия, создаваемые в России женщинами аристократического происхождения. Членство в общинах предусматривало высокое нравственное поведение, послушание, бескорыстие, жертвенность, аскетичный образ жизни.

Примечательно, что независимо друг от друга аристократки обеих враждующих сторон – Великая княгиня Елена Павловна (основательница Кресто-воздвиженской общины сестер милосердия) и англичанка Флоренс Найтингейл, преодолев огромное сопротивление военного начальства своих стран, прибыли с сестрами милосердия на театр военных действий. Знаменитый доктор Н.И. Пирогов настаивал на том, что именно российские сестры милосердия на войне оказались первыми. Общины сестер милосердия обеих стран по социальному составу были пестрыми – от аристократок до простолюдинок. Женщинам пришлось преодолевать существующие общественные стереотипы.

Россиянка в XIX веке была вне общественной деятельности. Во всех слоях общества ей отводилась роль жены, матери, хранительницы домашнего очага. Для замужней женщины считалась постыдной работа по найму. Поэтому семьи не всегда приветствовали даже в мирное время служение своих родных в общинах сестер милосердия, хотя в обществе в целом сестры милосердия пользовались особым уважением. Таким образом, сестры милосердия оказались на театре военных действий не только добровольно, но и преодолев сопротивление чиновников и общественное порицание. Они понимали, что, помогая раненым, могут погибнуть, остаться инвалидами, заразиться смертельно опасной инфекцией. Поэтому они заслуживают восхищения потомков и доброй памяти.

Среди российских сестер милосердия было много представительниц старинных дворянских родов – Бакунина, Стахович, Будберг, Бибикова, Пржевальская, Карцева, Щедрина, Мещерская, Пожидаева, Романовская и многие другие. Имея большой опыт медицинского ухода, полученный в православных общинах сестер милосердия, женщины реально представляли себе, что их ожидает. Преодолению бюрократизма и сопротивления военных способствовало аристократическое происхождение многих сестер милосердия, то, что они были вхожи в дома столичных чиновников и даже императора.

Сестры милосердия оказывали не только медицинскую помощь. Они добровольно выполняли множество других функций: контролировали качество питания раненых, следили за чистотой помещений, читали раненым духовную литературу, писали за них письма близким, сохраняли деньги воинов, усердно молились за них. Порой они выполняли и функции священников, благословляя на бой и принимая исповедь умирающих. Авторитет сестер был исключительно высок. В XIX – начале XX века не выполнить просьбу сестры милосердия в России считалось предосудительным.

Сестрам приходилось жить в палатах среди больных, не имея полноценного отдыха. Отдельных помещений для них не было. Многие сестры болели инфекционными заболеваниями, умирали от тифа, холеры и других болезней. Было тяжело не только физически, но и психологически. Женщинам приходилось каждый день видеть смерть, страдания, разбитые черепа, вспоротые животы, оторванные конечности, содранные ядрами лица, вдыхать зловоние, слышать крики и стоны [1, с. 135–136]. Известны случаи психического помешательства сестер.

После Крымской войны сестрам милосердия уже не надо было доказывать чиновникам и обществу необходимость своего участия в уходе за ранеными. Правительство, получив положительный опыт, с охотой сотрудничало с сестрами в мирное время и в последующих войнах. Уже во время Русско-Турецкой войны 1877–1878 гг. Российский Красный Крест организовал ускоренный курс медицинской подготовки для всех желающих. За годы этой войны в России было подготовлено около 3000 сестер, 1100 из них работали на транспортных судах, в лазаретах, госпиталях, 55 сестер погибли [2, с. 33].

На частные пожертвования открывались дополнительные лечебные учреждения. Создавались «дамские кружки» для женщин разного социального статуса, оказывавших помощь раненым в быту; они писали письма, разговаривали с воинами, читали им. В начале 1878 г. в русских войсках вспыхнула эпидемия сыпного тифа. Вместе с солдатами болели и сестры. Госпитали были переполнены больными, медицинского персонала не хватало. Описана типичная для того времени картина в госпитале Адрианополя – на 4000 больных приходилось всего 8 сестер [2, с. 34–36]. Доктор С.П. Боткин писал: «Сестры держат себя безукоризненно и могут быть поставлены в пример прочим. …Нужны большие силы и привычка, чтобы биться здесь и работать с больными. …По временам это превосходит человеческие силы и требует большого напряжения. …Все это кричит, стонет, умоляет о помощи. Какие силы нужны, чтобы все это выдержать, чтобы не надломиться!» [2, с. 71].

С началом Русско-Японской войны 1904–1905 гг. Российский Красный Крест начал активный набор сестер. Вопреки сложившимся в общинах сестер милосердия традициям, требования к кандидатам стали минимальными. Длительность предварительного обучения составляла всего 1,5–3 мес, а не несколько лет, как раньше. Расширился социальный состав сестер милосердия. Всего за одно поколение заметно изменилось отношение к женщине как к участнице военных действий. Видимо, сказались новые условия в обществе при бурном развитии капитализма, который «вытянул» женщину из семьи, и всемирная борьба женщин за эмансипацию, в которой Россия не отставала. В обществе происходили явные культурологические изменения.

Всего во время Русско-Японской войны в военных госпиталях трудились около 3 тыс. российских женщин. Они выполняли те же функции, что и в Крымскую войну. Из записок сестры: «Смерть нас уже не потрясала, но мучения людей так разнообразны и так ужасны в этом разнообразии, что никакая привычка не могла примирить с ними, и каждый раз они переворачивали душу» [2, с. 153].

С началом Первой мировой войны в России началась экстренная подготовка сестер на двухмесячных курсах. По масштабам начавшаяся бойня была несопоставима ни с одной из предыдущих войн. Если во время Крымской войны участвовали в уходе за ранеными десятки женщин, во время Русско-Турецкой – сотни, Русско-Японской – тысячи, то в Первую мировую – десятки тысяч, а позже, в период Великой Отечественной войны – сотни тысяч. При общинах Красного Креста открывались школы. В конце 1914 г. в 150 школах обучались более 10 тыс. человек [3, с. 77]. Вскоре срок обучения был сокращен до 6 нед. В школах обучались женщины из всех слоев общества – от низших до членов императорского дома Романовых.

О пережитых ужасах войны сестры милосердия писали в своих дневниках. Эти записи свидетельствуют о невероятном физическом и психологическом напряжении. Дочь Л.Н. Толстого Александра Львовна, будучи сестрой милосердия, описала раненого, у которого открытая рана на месте срезанных ягодиц была покрыта огромными, жирными, белыми червями: «…Надо было пройти еще большую тренировку, чтобы научиться не расстраиваться, забыть об ужасных открытых ранах с белыми жирными червями, чтобы это не мешало мне нормально есть, спать… Трудно было привыкнуть к ампутациям. Держишь ногу или руку и вдруг ощущаешь мертвую тяжесть. Часть человека остается у тебя в руке» [4, с. 35–36, 41].

Под Сморгонью немцы стали применять отравляющие газы: сестрам и врачам приходилось работать в противогазах. А.Л. Толстая писала: «…Деревья и трава от Сморгони до Молодечно, около 35 верст, пожелтели, как от пожара… Подъезжаешь. Лежит человек. Лицо буро-красное, дышит тяжело. Поднимаем, кладем в повозку. Он еще разговаривает, привезли в лагерь – мертвый. Привезли первую партию, едем снова… Отряд работает день и ночь. Госпиталь переполнен. Отравленные лежат на полу, на дворе… 1200 человек похоронили в братской могиле. Многих эвакуировали… Я ничего не испытывала более страшного, бесчеловечного в своей жизни, как отравление этим смертельным ядом сотен, тысяч людей. Бежать некуда. Он проникает всюду, убивает не только все живое, но и каждую травинку. Зачем?… Какой смысл во всех этих конференциях, бесконечных рассуждениях о мире, если не принять учения Христа и заповеди «не убий» как основной закон… И пока люди не поймут греха убийства одним другого – войны будут продолжаться. А результаты войны? Падение нравов, революции» [4, с. 70–72].

Следует отметить, что труд сестер милосердия был добровольным, они могли покинуть театр военных действий и вернуться в благополучную (особенно – аристократки) мирную жизнь. Сестры не получали адекватного материального вознаграждения; более того, они зачастую выполняли свои функции бесплатно. Их деятельность – подвиг, заслуживающий преклонения.

Особой доброй памяти заслуживают медсестры Великой Отечественной войны (термин «сестра милосердия» большевики отменили вместе с православными общинами сестер милосердия; в 20-е годы средний медицинский персонал называли техниками по уходу, красными сестрами, медицинскими сестрами). В отличие от практики предыдущих войн все женщины определенного возраста и положения объявлялись мобилизованными. Одни – на трудовой фронт, другие (незамужние или бездетные) – на боевой. Они становились связистками, разведчицами, зенитчицами, летчицами. Такого в мировой практике еще не было. Но чаще всего женщины становились санитарками и медсестрами.

Все медсестры мирного времени были объявлены военнообязанными, и большую их часть отправили на фронт. Только за первые 6 мес войны Обществом Красного Креста было подготовлено 106 тыс. медсестер и 100 тыс. сандружинниц. А за весь период войны организации Красного Креста подготовили более 280 тыс. медсестер, около 500 тыс. сандружинниц и 36 тыс. санитарок [5, с. 56]. В начале войны были проведены досрочные выпуски 2 последних курсов военно-медицинских академий и медицинских факультетов, ускорена подготовка фельдшеров и младших военфельдшеров. В результате к 1942 г. армия была укомплектована на 91% врачами, на 97,9% фельдшерами, на 91,8% – санинструкторами, на 89,5% – фармацевтами [6, с. 515].

Работа медсестер была более сложной, чем в предыдущие войны, а ранения из-за новой боевой техники – более опасными. Масштабы поражения боевого состава тоже были больше, чем во время предшествующих войн. Поэтому задачей медсестер было только оказание медицинской помощи. Лишь по своей инициативе сестры писали письма под диктовку солдат, беседовали, успокаивали. Работа на износ, сложные условия труда, недосыпание, недоедание, смертельная опасность – такими были будни медсестры.

В те годы была разработана система этапного лечения раненых и больных с их эвакуацией. Первую помощь в 84,4% случаев начинал оказывать на поле боя санинструктор. Затем раненых концентрировали на эвакуационном пункте. Потом им оказывали квалифицированную медицинскую помощь в медико-санитарных батальонах (медсанбатах или просто санбатах) и передвижных полевых госпиталях. Тяжелораненых направляли в стационарные тыловые госпитали для оказания специализированной медицинской помощи. Статистика, касающаяся раненых, начиналась только с госпиталей, в других странах – с поля боя. Этим во многом и объясняется то, что численность советских раненых, возвращенных медиками в строй, была очень высокой. Те, кто погибал от ран на руках санинструктора или в медсанбатах, не учитывались, они «проходили» как погибшие.

Все военные медработники, таким образом, составляли 3 группы в соответствии с поэтапным лечением. Ближе всего к солдатам были санитары, санитары-носильщики, санинструкторы (из них 40% – женщины). Они делили с бойцами все тяготы окопной жизни (в траншее, роте, разведывательной группе, отряде морской пехоты и пр.). Все раненые проходили санобработку на эвакопункте, без чего не допускались в госпиталь. В армии функционировали многочисленные банно-прачечные комбинаты, которые обслуживались в основном женщинами. Можно утверждать, что благодаря женщинам, работающим в действующей армии, в годы этой войны в отличие от всех предыдущих не было эпидемий.

Женский медицинский уход за ранеными в период Великой Отечественной войны изменился. В XIX веке медицинский уход, осуществляемый женщинами на войне, был добровольным. В его основе лежали православные принципы: милосердие, подвижничество, самоотречение, безвозмездность. К этой деятельности женщин побуждали религиозная культура и патриотизм. Особенностью женского медицинского ухода в царское время была и его всесословность. В Великую Отечественную войну на фронте широко использовался в разных сферах труд мобилизованных женщин. Такого не знала ни одна из воюющих стран: участие их женщин, тем более в военных операциях, было исключительно ограниченным и добровольным. Тем не менее деятельность советских медсестер заслуживает особого внимания и поклонения, она приравнена к боевому подвигу. Однако только 44 медика удостоились звания Героя Советского Союза, и лишь 17 из них – женщины. Спустя почти 20 лет после войны (в 1961 г.) к высшей международной награде медсестер – медали Ф. Найтингейл – Советский Красный Крест представил всего 2 советских участниц войны, в 1965 г. этой медалью была награждена еще санитарка из Кузбасса [5, с.102]. Видимо, стоит поставить вопрос об адекватности оценки в СССР труда медсестер. Советские медсестры были участницами самой беспощадной войны, они самоотверженно работали в более тяжелых условиях, чем их предшественницы. Если российским сестрам милосердия помогала пережить «разнообразие человеческих страданий» православная вера, то советские медсестры были лишены этой спасительной духовной ниши. Хотя в период войны в этой сфере и были сделаны послабления, однако к этому времени уже выросло поколение, живущее вне православной культуры. Поэтому моральная тяжесть всего пережитого женщиной на фронте была несоизмеримо большей [7, с. 89–106].

В победы нашей армии в разные эпохи внесли свой вклад врачи и средний медицинский персонал. У современных медсестер есть повод гордиться своими коллегами-предшественниками, а потомкам надо помнить их подвиг, помнить, что великие полководцы не смогли бы победить без здоровых солдат.

Н.Л. Лопатина, канд. культурологии,

Кемеровский государственный медицинский университет

Журнал «Медицинская сестра», 2017, № 3.

Яндекс.Метрика